Про евреев, Горбачёва и тайну исповеди

В субботу 21 октября 2017 года в литературном музее Льва Кассиля прошли чтения прозы конкурса «Между нами, покровчанами» клуба покровских гениев. Тогда же главой клуба Александром Бурмистровым была представлена обложка готовящегося 18-го литературно-художественного альманаха «Другой берег» и презентован 17-й номер.

На обложке свежего периодического литиздания помещена репродукция моей картины «Речка Саратовка» 2015 года. Писал я пейзаж с натуры ранней весной, до того как на ивах раскрылись почки. Такое время года Пришвин назвал весной света.

 

Открывается номер прозой полюбившегося мне пожилого покровского литератора Василия Реснянского «Джеся». Фабула рассказа незамысловата. Джеся – крохотная «карманная» собачка. Гадалка предсказала её хозяйке, что та умрёт не раньше собаки. Собака стареет – слепнет, глохнет… Герой произведения Реснянского её удавил на стояке мусоропроводе. И… бывшая хозяйка собачонки умирает, о чём дочь вторых хозяев узнаёт из сети.

Мило, что бытовая история расцвечивается Реснянским. Выпукло, смачно. Автор предлагает читателю тему человеческого скупердяйства через героев, уехавших в Израиль. Прямо в начале даётся пассаж:

Однажды за чаем, когда она была у них в гостях, Мишка спросил:

- А Гольшмит – немецкая фамилия?

- Нет, – гордо ответила Маринка, – еврейская. (Маринка – дочь героини Нели. Примечание Б.Г.).

Ну, вот казалось бы – при чём тут эпитет «гордо»? А тема-то развивается. Эту самую Гольшмит, чей мужик-дальнобойщик – русский запойный, просто прёт от сознания собственной причастности к «избранному народу». Она делается всё хуже по характеру. Эта самая Неля – онкобольная. Ей вдолбили о «чудесах израильской медицины». И – понеслось.

- В Израиль уезжать надо, – заявила она как-то. – За границей медицина сильная, там мою болезнь давно лечат.

Потихоньку, постепенно она начала наводить справки и собирать документы. Дело это хлопотное и далеко непростое, однако Неля справилась с поставленной задачей – выхлопотала себе двойное гражданство, продала дачу и гараж, а квартиру оставила. Вместе с ней в землю обетованную уезжала и Маринка с семьёй.

- Мы же с ребёнком едем, – объясняла она. – У нас полная семья, поэтому нам все льготы и пособия доступны.

Предлагала Неля и Николаю оформить брак и ехать вместе с ней, но тот упёрся, вцепился мёртвой хваткой в свою баранку:

- Уж лучше я дома голодным сдохну под забором, чем жить сытым на чужбине.

- Ты думаешь, он и вправду такой патриот? – смеялась Неля, беседуя с Любой. – Знает, что там ему евреи пить не разрешат. Да и не с кем!

Вышло так, что израильтянка вернулась позже на бесплатные медицинские обследования и взяла в сопровождающие дочь. И вот что пишет Реснянский;

- Ну как тебе, Марина, родные места в сравнении с землёй обетованной? – поинтересовался Михаил.

- Да никакого сравнения! – зашипела Маринка, показывая своё дурное настороение. – Как вы тут живёте? Сроду больше не приеду сюда. Ваша Россия и близко с Израилем не стояла!

- Почему же это она наша? – удивился Михаил. – Она и твоя тоже. Ты здесь родилась, выросла, вышла замуж – это и твоя Родина.

- Родина-уродина, – хмыкнула Марина. – Собака и та не признала! А на таможне вообще одни дебилы стоят. У вас тут все думают, что раз мы из заграницы приехали, то деньги у нас прямо из карманов сыплятся. Что у вас тут хорошего? Грязь, бардак и нищета! А у нас в Израиле кругом порядок, чистота, достаток. Мы почти на курорте живём, рядом Мёртвое море.

- Вот именно, что мёртвое, – только и нашёл аргумент Михаил, – а у нас за домом Волга живая.

Ну, да фиг с ними – героями Реснянского, с людьми, которые ни разу, приезжая из Израиля и придя в гости, ни пряничка, ни печенья не приносили. Другое дело, что в новом альманахе опубликована милая хохма про Горбачёва, которую написал мой ровесник Алексей Солодов. Собственно, про Горбачёва у юмориста и карикатуриста – цикл «Рассказы о Горбачёве».

В альманахе клуба покровских гениев даны два текста «Горбачёв и капуста» и «Горбачёв и волки». Процитирую, не удержавшись, финал второго:

«И вдруг он увидел, что его окружили волки. И тогда он стал ругаться:

- Горбач лохматый! Что ж ты наделал, кретин вонючий! Чтоб ты подох, идиот! Чтоб тебе подавиться нашей капустой! Чтоб тебя волки съели вместе с нашей капустой! Чтоб тебе не видать нашей капусты как своих ушей! Чтоб тебе наша капуста во сне снилась! Чтоб ты срал одной капустой!

Волки увидели, что мужчина ругает какого-то человека, и не стали его есть. Потому что приняли за своего. Недаром говорят: человек человеку волк. А мужчина для Горбачёва точно был волком».

В цикле «Зона спасения» глава клуба покровских гениев Бурмистров милейшим образом отразил реалии поведения в монастыре. Это главка «Исповедь». «Книга-«инструкция» оказалась преинтереснейшей: в ней грехи были разбиты на группы. Некоторые прегрешения назывались не обычными мирскими словами, но как-то непривычно: прелюбодеяние, любостяжение, чревоугодие, божба. Читая книгу, сделал для себя немало открытий: оказывается, отношение к животным тоже оценивается. Сразу же представил нашего домашнего кота, живущего в сытости и ласке, вспомнил собак из детства, которых я всегда подкармливал и гладил, и почувствовал чуть ли не ореол вокруг своей головы. Да и с чревоугодием каких-либо «аномалий» у себя не заметил, и богатств никаких не коплю… Да я же практически святой!..»

Традиционно предлагаю – загляните в редакцию «Новой газеты» города Энгельса. Может, получится приобрести свежий альманах (с моей картиной). Удачи!

 

 

Борис Глубоков

Помощь для Joomla.