Выступление Игоря Сухарева по теме «Политическое лето-2017» 27.06.17

Ни у кого (вообще ни у кого в мире) нет образа будущего, поскольку мы на переломе эпох, образ будущего возникнет лишь после «апокалипсиса», – утверждает Михаил Васильевич Калашников. Не согласен. Образ желаемого будущего был и есть всегда, обычно наподобие страны Беловодье, где молочные реки с кисельными берегами. Естественно, в разных культурах представлены свои блага, но суть одна. Ещё, по дороге в эту райскую страну желательно попрать выю врага, отнять его коней и перетрахать его женщин. Однако, многие люди понимают недостижимость желаемого образа. Их страхи порождают образ иного будущего: весь спектр вплоть до постапокалипсиса.

И вот в этом спектре есть тот образ, избрав который и стремясь к которому философы или политтехнологи выстраивают свои стратегии и проекты, отталкиваясь и от исторических традиций – так, как они их конструируют, и от своей оценки сегодняшней ситуации. Не тупо ждут «апокалипсиса», чтобы после него понять нечто сегодня неведомое, а действуют, живут здесь и сейчас.

К сожалению, оценивая протестную активность не только недавней весны, но и всего периода начиная с 2011 , очевидно отсутствие влиятельных стратегий и проектов патриотической, национальной, державной направленности. Парадокс: по сравнению с 1980-ми и 1990-ми годами, когда советским народом овладел морок интернационализма и национального самоунижения, сегодня массовое сознание совершенно иное, но в политической сфере этот факт никак не выражен. Запрос общества на патриотическую идеологию не удовлетворён. Сегодня противоборствуют две либеральные идеологии: властная (Путин) и рвущаяся к власти (Навальный, Ходорковский, Касьянов и прочие…). К сожалению, либеральная (по духу, ценностям, экономической политике) власть сумела овладеть патриотической риторикой и, разжигая внешние конфликты, предстаёт в облике защитника Отчизны.

Нынешние патриоты, националисты, державники попали в ту же ловушку, в которой оказались их предки перед 1917 и перед 1991 годами.

Они не могли не поддерживать правящие тогда режимы, уже тогда понимая: целишься в царя (равно как в КПСС, о чём позже сказал Александр Зиновьев) – попадёшь в Россию. А оба правящих режима перед падением, во-первых, показывали снижение своей эффективности и внутренне разложение, а во-вторых, были переполнены оппортунистами: социалистами и демократами при царе, либералами при КПСС. Например, из всего генералитета императорской армии и флота оказались реальными монархистами и выступили за монархию лишь двое: Граф Келлер и хан Нахичеванский. Из всего генералитета Советской армии в поддержку идей коммунизма выступили (или застрелились) лишь единицы.    

И вот сейчас мы перед лицом внешней угрозы вынуждены поддерживать антирусский режим, власть жуликов и воров, либералов-интернационалистов.

Следовательно, наша задача – выдвинуть и продвигать новый Русский проект.

 

Игорь Сухарев

Помощь для Joomla.