Текст Веры Афанасьевой по теме «Политическое лето-2017» 27.06.17

РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛ-КОММУНИЗМ


Ровно четверть века назад Б. Ельцин произнёс в американском Конгрессе речь, в которой объявил, что с коммунизмом в России покончено навсегда.

Однако сегодня в нашей стране можно наблюдать явные признаки реанимации коммунистической идеологии и советских политических практик.

Сразу определюсь с тем, о каком именно коммунизме идёт речь - понятие это неоднозначное, непростое.

Под коммунизмом в смысле Маркса понимают идеальную, практически недостижимую общественно-экономическую формацию со справедливейшим распределением благ и равными, счастливыми, свободными для творческого труда людьми, всемирный и невероятный социальный рай. Но о таком идеальном коммунизме сегодня думают разве что в Северной Корее. Прочий же мир обычно говорит о коммунизме реальном, под которым чаще всего понимается политический строй, в котором существует жесткая партийная диктатура; в котором под лозунгами равенства и справедливости попираются гражданские свободы и преследуется любое инакомыслие; в котором последовательно и целенаправленно создаются однопартийная система и более или менее сильный культ личности – всемогущего и непогрешимого лидера этой партии; который, прикрываясь заявлениями о борьбе за мир во всем мире, агрессивен в отношении к другим странам; в котором экономика работает преимущественно на армию и оборону, а насущные нужды обычных людей забываются – именно так явила себя коммунистическая практика во многих странах мира, и в Советском Союзе в том числе.  В этом смысле я и буду дальше употреблять слово «коммунизм», почти не упоминая о прекрасной мечте Маркса.

На мой взгляд, явные признаки подобного политического устройства наличествуют в современной России. И пора уже с этим разобраться и назвать своими именами – кто есть кто и что есть что в нашем перманентно и катастрофически меняющемся отечестве.

Начну с «кто». Не обольщайтесь, господа российские коммунисты, – не вы прямые наследники КПСС. Красный флаг из ваших рук давно уже выхватила «Единая Россия». Она же взяла на вооружение все политические методы прежней коммунистической партии: установление партийной диктатуры; выстраивание жёсткой партийной иерархии; насаждение лжи и лицемерия в стране; подмену выборов политическим фарсом; вражду ко всему прочему миру; попрание внутреннего инакомыслия. Да, именно правящая партия в нашей стране – настоящая преемница КПСС, остальные могут не примазываться.

О коммунизме руководители этой партии, разумеется, не говорят – странно было бы после недавнего и столь сокрушительного фиаско. Зато последовательно выстраивают смутные, но радужные прожекты какого-то особенного, но непременно счастливого российского будущего, не менее далекого и не более вероятного, чем всемирный коммунизм. Эта не имеющая никакого материального и социального фундамента российская Фата-Моргана  и есть новая утопия, заменившая собой коммунизм Маркса. И хотя российское светлое далеко гораздо туманнее классического коммунизма, но верить в него россиянам хочется куда больше. И потому, что Россия – великая наша держава; и потому что загадочная русская душа, и потому, что должна ж наконец когда-то закончиться вся эта муть!

Что же касается остальных политических партий, то они, в большинстве своём, выражаясь языком все тех же советских коммунистов,  идейные попутчики, по сути – прихлебатели правящей партии. И вы, нынешние коммунисты, тоже. Во всяком случае, ваша партийная верхушка – однозначно. Нужны же все эти партии исключительно для одного – поддерживать иллюзию многопартийности, политического разнообразия, парламентской деятельности. Те же партии и силы, которые сохраняют независимость, сегодня находятся в положении советских диссидентов: они. малочисленны, слабы и осуждаются послушным  российским большинством – потому что как бы чего не вышло, да упаси бог как на Украине, но войны-то нет и на том спасибо.

Настоящей сильной оппозиции в стране не существует, и даже не потому, что она преследуется, а потому что тридцать лет отсутствия производства и полное разрушение традиционной системы ценностей сделали людей ленивыми, циничными и не верящими ни во что. Ворчащих и скворчащих, конечно, немало, но кипящих почти нет. А если пар и случается, его выпускают в социальных сетях и в бессмысленных уличных побоищах.

Теперь о нашем президенте. Он, конечно, уже давно авторитарный правитель. И потому что попирает нормы Конституции, задерживаясь во власти так неприлично долго. И потому что его персона объявляется пропагандой исключительной и незаменимой для народного счастья. И потому что предпринимает он действия, не совместимые с нормами международного права, те, что под стать только диктатору. И потому что сам, похоже, верит в свою исключительность. Но кем он станет, если все пойдёт так и дальше, – добрым бесконечным Брежневым, суровым величественным Сталиным или мудрым Гудвином, покажет только время.

Это про то, кто есть кто. А теперь про то, что есть что. Про строй наш и его настрой. Унаследовав главные политические черты советского квазикоммунизма, новый российский политический строй, выросший на трупах демократии, гласности, свободного предпринимательства, есть неокоммунизм, старательно приспосабливающийся к новым экономическим обстоятельствам, тщательно мимикрирующий под демократию и принявший крайне сложную, уродливую и не имеющую исторических аналогов форму.

Российский неокоммунизм насквозь коррумпирован, государственно-мафиозен  – это, конечно, было и раньше. Но, в отличие от прежней, нынешняя партийная элита абсолютно безнаказанна, а потому совершенно бесстыжа. Она органично слилась с финансовыми и криминальными королями – и это уже кое-что новенькое.

Российский неокоммунизм, вопреки классическим коммунистическим принципам, не просто мирится с преступной, обокравшей народ олигархией – он созидается на ее средства  и для поддержания ее собственной власти.

Почему российская олигархия создаёт именно неокоммунистическую власть? А все мы родом из СССР, вот она и создаёт то, что умеет. А на этой знак качества стоит. Да и народ к другой не приучен. Борется же российский неокоммунизм только с теми олигархами, которые по глупости своей чем-то навредили власти – но в России хороших олигархов не бывает, так что туда им всем и дорога!

Российский неокоммунизм последовательно разрушает отечественные науку и образование – не нужны ему думающие, а значит, и независимые люди, и так не было ни при каком Сталине, ни при каком Мао. Об этом я много говорила, тут не буду.

Российский неокоммунизм объявляет нормой повседневности тотальное нищее равенство, а ответственность за все усиливающуюся бедность большинства привычно сваливает на другие страны – это мы проходили.

Его слабое место – идеология, но он начинает создавать ее суррогаты, неклассически смешивая ностальгию по советской стабильности с националистическими и христианскими мотивами в невероятный политический коктейль. Именно поэтому он реанимирует в стране православие, некогда яростно гонимое советской идеологией. Ничего другого ему не остаётся – только православие из всех доступных доктрин проповедует послушание, нищету и народное единение. А благодарные православные чины становятся верными проводниками неокоммунистических идей.

Именно поэтому он последовательно насаждает национализм, лживо именуемый патриотизмом, искажает историю; идею равенства народов заменяет идеей русского превосходства, а идею всеобщего мира растаптывает военными вмешательствами и агрессивной внешней политикой.

Российский неокоммунизм культивирует мракобесие, переполняя бедное общественное сознание безнравственным, пошлым, ложным, некультурным и ненаучным, а послушные власти масс-медиа стараются тут изо всех сил – так не было в СССР, стремящемуся к знанию.

Он фарисействует гораздо больше прежнего, называя себя демократией и переполняя эфир ложью в отношении подлинных демократий демократов.

Но (о ужас!) отныне ему верят. И если в поздние советские времена люди лишь смеялись над лицемерием и ложным пафосом власти, то сегодня умелая пропаганда, спекулирующая на тоске по былому величию страны и страхе перед ещё худшим будущим, обеспечивают российскому неокоммунизму поддержку низов.

Российский неокоммунизм, старательно используя всю мощь современных технологий, строит культ личности – и в этом он традиционен.

Такое смешение жанров, такая политическая эклектика, невозможная в классике, легко достигается в сверхсложном современном мире, в эпоху постмодерна, снимающего все противоположности и порождающего ещё и не таких гибридных монстров.

Но посмотрите, что при этом происходит: до этого прямая и полярная политическая шкала сворачивается в окружность, левое сливается с правым, а красное, до этого разбавленное синим и белым, перемешивается с чёрным и превращается в коричневое.

И становится ясно: новый российский строй есть дурное смешение противоположных, некогда борющихся начал: коммунистического, капиталистического, националистического, христианского. Он в принципе не может иметь классического описания и названия.

Он (если сильно упрощать!) есть национал-коммунизм, немыслимая прежде и крайне опасная смесь национализма и коммунизма. А знатокам экономики и политологии предлагаю добавить к этому названию еще и «капиталистический». Хотя, на мой взгляд, капитализмом, подразумевающим мощные производства и свободу рынка, здесь и не пахнет – скорее уж феодализмом, но и это не то, никакое традиционное слово ЭТО не определяет. А уж совсем буквоеды могут прибавить к этому условному названию ещё и «христианский», хотя и христианство тут сомнительное.

Ужас? Мрак? Это невозможно? У нас и не такое возможно!

Но какой сюрприз Даллесу и всяким-разным масонам-сионистам! Делали-делали они, бедняги, всемирный заговор против России – и наделали такого, что и в страшном сне им не снилось. Эдакого черта выпустили из табакерки  – всему миру не по себе, Но так им и надо, проклятым! А вот нам за что?

Что будет дальше, предсказать и вовсе невозможно – уж больно силён нынче российский экономический и социальный хаос, да и мировой тоже крепчает. Но очень похоже на то, что родился и уже упрочился в этом хаосе новый устойчивый режим. Остаётся только уповать, что жить ему не 70 лет – все же послабее он будет, чем советский, существует-то он без промышленности, без науки, без технологий, да еще и при всеобщем душевном раздрае. Да и время нынче другое, а народ все-таки свободы глотнул.

Вот такая непростая история.

 

Вера Афанасьева

Помощь для Joomla.