Жорес Медведев: глава 8 «Баланс кальция и здоровье костных тканей»

Схема к главе «Физиологическая потребность в кальции»
Схема к главе «Физиологическая потребность в кальции»

Жорес Медведев прислал из Лондона свежую главу 8 «Баланс кальция и здоровье костных тканей» из новой книги «Проблемы питания и долголетия», которую он начал недавно писать. Публикую:

ФИЗИОЛОГИЯ И БИОХИМИЯ КАЛЬЦИЯ

Ион кальция Са2+ участвует в очень большом числе физиологических и биохимических процессов. Он важен для активации некоторых ферментов, для функций клеточных мембран, передаче нервных ипульсов, сокращений мышц и многих других. Однако главной функцией кальция в организме млекопитающих, на реализацию которой уходит 99% всего кальция в теле животных, является структурная. В организме взрослого человека масса структурного кальция составляет свыше килограмма. Это соединение кальция с фосфорным ангидридом – гидроксиапатит, основной компонент костной ткани и эмали зубов:

[Ca10 (PO4)6 (OH)2]

Животные испытывают не только чувство голода и жажды, но и потребность в хлористом натрии. Потребность в кальции, однако, не обеспечивается вкусовыми и физиологическими рефлексами. Наземным животным приходилось приспосабливаться не к дефициту, а к избытку кальция. Кальций в форме карбонатов входит в состав почвы и поглощается из почв растениями. Плодородные почвы, например, чернозёмы, содержат намного больше кальция в форме известняков, чем менее плодородные кислые подзолистые почвы. Известь для подзолистых почв – это удобрение. Ион кальция обеспечивает коллоидальную структуру цитоплазмы растительных клеток, принимает участие в расхождении хромосом при делении клеток и в обмене ионов через мембраны. Кальций входит в состав некоторых структурных белков и ферментов. Кальций содержится в листьях растений, в их корнях, в семенах и плодах. Травоядные животные и особенно приматы, питающиеся листьями кустарников и деревьев, поглощают большой избыток кальция, выходящий за пределы их физиологических потребностей.

Ион кальция содержится в крови млекопитающих в очень низких концентрациях, не превышающих у человека 5 мг на 100 мл. Это в сто с лишним раз ниже концентрации в крови ионов натрия. Соли кальция имеют низкую растворимость и почки поэтому плохо справляются с выделением избытка кальция. С мочой человек выделяет в сутки от 100 до 150 мг – лишь небольшую часть кальция, поступающего в кровь из пищи, в среднем от 600 до 1000 мг. Кальций в основном удаляется из организма с желчью через кишечник.

Крупные приматы при их растительной пище потребляют в среднем от 4000 до 5000 мг кальция каждый день. Большая часть этого кальция не проходит через стенки кишечника и не поступает в кровь. Ионы натрия проникают в кровь через стенки кишечника путём простой диффузии. Однако кальций, который под действием соляной кислоты желудочного сока переходит из фосфатных и карбонатных соединений в более легко растворимые хлористые, может проходить через стенку кишечника лишь в комплексе с особым белком-носителем. Синтез этого белка регулируется гормональным производным витамина D – холекальцийферолом, иногда обозначаемым как витамин D3. Белок-носитель ионов кальция синтезируется в коже, в почках и в печени. Если уровень кальция в крови превышает норму, то синтез белка-носителя тормозится. Ионы кальция не проходят в кровь и удаляются с остатками непереваренной пищи. Образование холекальцийферола стимулируется у беременных и кормящих женщин.

Если в крови всё же оказался избыток кальция из-за несовершенства кишечных регуляторов, то лишние ионы кальция связываются уже в сыворотке крови также особым белком, который постепенно отправляет лишний кальций в желчеобразование в печени. Если все эти регуляторы всё же не справляются с удалением избытка кальция, то включается аварийная система выпадения кальция в осадок в мягких тканях и в стенках кровеноносных сосудов. Кальцификация артерий и сердечных клапанов возникает как патология обмена кальция.

(Seely S. Is calcium excess in Western diet a major cause of arterial disease? International Journal of Cardiology. Vol. 33, 191-198, 1991).

Избыток кальция может приводить к образованию нерастворимых частиц, "камней", в почках и в желчном пузыре.

РОЛЬ КОСТНОЙ ТКАНИ В РЕГУЛИРОВАНИИ БАЛАНСА КАЛЬЦИЯ

Кости играют важную роль в регулировании баланса кальция. Избыток кальция в крови активирует особые клетки – остеобласты, локализованные в надкостнице. Остеобласты – это молодые клетки костной ткани, которые синтезируют межклеточное вещество, содержащее гидроксиапатит, накопление которого – это и есть образование костной ткани.

Скелет животных помимо опорно-двигательных функций является также резервуаром кальция. При снижении концентрации ионов кальция в крови активируются другие клетки надкостницы – соединительной костеобразующей ткани – остеокласты, крупные, многоядерные клетки – макрофаги, которые, выделяя молочную кислоту, гидролитические ферменты и фермент коллагеназу, переводят контактирующий с ними гидроксиаппатит костей в растворённое состояние и расщепляют его на составляющие компоненты. Все эти процессы регулируются нейрогуморальными системами.

Гормональные системы регулирования обмена кальция различны у мужчин и женщин. У мужчин активность остеобластов и синтез костной ткани активируются тестостеронами, у женщин – эстрогенами. У женщин, кроме этого, имеется дополнительная гормональная система, которая стимулирует остеокласты при беременности и при грудном кормлении ребёнка, усиливая мобилизацию кальция. Эволюция заботится, однако, лишь о новом поколении. Выходя за пределы репродуктивного возраста, женщины не всегда способны полностью погасить стимуляцию остеокластов. В то же время образование женских гормонов – эстрогенов прекращается после менопаузы. Это снижает активность остеобластов. В результате такого дисбаланса может возникнуть медленная потеря кальция костной ткани.

У мужчин синтез тестостеронов, хотя и замедляется после 50-ти лет, но не останавливается до глубокой старости. В пожилом возрасте женщины поэтому теряют кальций костей намного быстрее, чем мужчины. Избыточная потеря кальция костными тканями, невосполняемая остеобластами, диагностируется как остеопороз. Это заболевание в четыре–пять раз более часто встречается у пожилых женщин, чем у мужчин.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПОТРЕБНОСТЬ В КАЛЬЦИИ

Ионы кальция, как я писал выше, необходимы для множества физиологических и биохимических функций клеток и тканей. Они участвуют в передаче сигналов в нервной системе, в процессах оплодотворения, в ферментативных реакциях и т.п. Для всех этих физиологических процессов кальций необходим постоянно, но в очень небольших количествах. Источником этого физиологического кальция является не только пища, которая не обеспечивает равномерность поступления ионов кальция в кровь, но и костная ткань, более надёжный источник.

Остеокласты нормируют объём ионов кальция, которые отправляются из костей в кровь. В среднем это около 300 мг кальция в сутки, вырабатываемого остеокластами в миллионах мельчайших углублений на поверхности костей – лакун. Этот процесс происходит в основном на поверхности губчатых костей конечностей, таза и суставов, а не монолитных, защитных, таких как реберные и черепные (смотреть рисунок-схему). Кальций, потребляемый с пищей, компенсирует эти потери. Необходимое постоянство уровня ионов кальция в крови обеспечивается остеобластами и остеокластами, а не только диетой.

Уже к 1970 году были проведены десятки исследований баланса кальция у людей разного возраста. У грудных младенцев кальций в костях полностью обновляется в течение одного года. У подростков ежегодно обновляется около 20% костной ткани, у взрослых – 10%, у старых людей около 7%.

(Vaugan J. The Physiology of Bone. Clarendon Press. Oxford. 1970).

К этому времени рекомендации врачей-диетологов по ежедневному потреблению кальция для взрослых людей были повышены до 800 мг. Но, это был предел. При более высоких уровнях мог накапливаться лишний кальций, что по мнению учёных создавало опасность выпадения осадков кальция в тканях и в почечных канальцах.

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ НОРМАТИВЫ ПО КАЛЬЦИЮ

В США и в других странах были проведены десятки экспериментов по установлению наилучшего баланса кальция в диете, осуществлённые по заказам военных ведомств, определявших нормативы рационов военнослужащих разных возрастов, а также для ветеранов, людей более пожилого возраста.

В одном из таких исследований, проведённом для установления баланса кальция у мужчин-ветеранов со средним возрастом в 54 года, было показано, что при содержании 250 мг кальция в диете создавался отрицательный баланс. С мочой выделялось 85 мг, через кишечник – 265 мг. При ежедневной дозе кальция в 820 мг выделение с мочой увеличилось до 180 мг, выделение через кишечник повысилось до 610 мг .

Дополнительный кальций, свыше 250 мг, содержавшегося в одинаковой для всех диете, участники исследования получали в форме кальций-глюконата, который легко усваивался в кишечнике.

Повышение ежедневной дозы кальция до 1250, 2060 и 2350 мг не увеличивало его выделения с мочой, 170–180 мг были пределом возможностей почек. Возрастало выделение кальция через желчь и кишечник. Однако при высоких дозах часть кальция, от 100 до 160 мг, не удалялась, что создавало опасность кальцификации мягких тканей, стенок сосудов и почечных канальцев.

(Spenser H. and Kramer L. Osteoporosis, calcium requirement and factors causing calcium loss. Clinics in Geriatric Medicine. Vol.3, 389-402, 1987).

Такие эксперименты являются краткосрочными, чтобы избежать опасности патологий. В описанном случае баланс кальция измерялся в течение 30 дней.

Эксперименты этого типа с людьми разного возраста привели в США к установлению "рекомендуемой дневной дозы" (РДД) для мужчин и женщин старше 25 лет на уровне 800 мг кальция в сутки. Для более молодых людей (17–24 лет), у которых ещё происходит процесс уплотнения костей, РДД была поднята до 1200 мг. Этот же уровень был рекомендован для беременных и кормящих женщин. Эти нормативы были вскоре приняты ВОЗ и для других стран.

КАЛЬЦИЙ В ПРОДУКТАХ ПИТАНИЯ

Нормальная диета, содержащая молочные продукты, рыбу, мясо, яйца, овощи и фрукты и в объёмах 2500 ккал в сутки, полностью обеспечивает потребности взрослого человека в кальции.

В таблице ниже я привожу примерное содержание кальция в разных пищевых продуктах.

Содержание кальция в пищевых продуктах (мг на 100 г)

Молоко коровье 120 Шпинат 250

Сыры твёрдые 700-1000 Лук зелёный 150

Творог 100 Кольраби 40

Йогурт 120 Капуста 50

Мясо 20 Маслины 70

Яйца, один желток 50 Сливы 50

Рыба, сардины и Петрушка 200 шпроты консерв. 350 Сельдерей 240

Пшеничный хлеб 110 Фасоль 50

Миндаль 250 Картофель 10

Грецкие орехи 90 Гречка 110

----------------------------------------------------------------------------

Эта таблица составлена мною на основании нескольких источников.

Водопроводная вода также является источником кальция, однако его присутствие в воде, обычно в форме карбоната кальция (СаСО3), зависит от источника водоснабжения, а также и от времени года. В Лондоне, в том районе, где я живу, водопроводная вода относится к категории "жёсткой" из-за высокого содержания кальция. Водоснабжающая компания "Thames Water"информирует потребителей, что содержание кальция летом может достигать 264 мг на литр. В Москве вода "мягкая", с низким содержанием карбоната кальция – 46 мг/л. В настоящее время информацию о содержании карбоната кальция в любом городе можно быстро найти в интернете.

Кальций карбонат и магний карбонат выпадают в осадок при охлаждении кипячёной водопроводной воды. Известная всем накипь в чайниках – это те же кальций и магний. Желающие уменьшить поступление кальция в свой организм могут пить охлаждённую и отстоявшуюся кипяченую воду, сливая её с хорошо видного в прозрачном кувшине белого осадка.

ОСТЕОПОРОЗ – БОЛЕЗНЬ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

Существует много различных заболеваний костных тканей и суставов, которые связаны с проблемами питания и образа жизни. Наиболее известными среди них являются рахит у детей и остеомаляция – рахит взрослых, связанные с дефицитом витамина D и недостатком солнечного облучения в северных странах. Витамин D может образовываться в коже под влиянием ультрафиолетового облучения. Эти заболевания не связаны с дефицитом кальция в диете. Особую группу патологий составляют остеоартриты – заболевания суставов, несвязанные напрямую с диетой и образом жизни.

Более общим заболеванием костных тканей, клиническая картина которого отличается от артритов и остеомаляции, является остеопороз, диагностика и изучение которого выделились в отдельную отрасль медицины сравнительно недавно, 50–60 лет назад.

Остеопороз (от греческого: osteon – кость и poros – поры) приобрёл в западных странах эпидемические пропорции уже в конце прошлого века. В последние 20 лет частота заболеваний остеопорозом продолжала расти почти во всех странах, коррелируя с их благополучием.

Остеопороз, по клинической картине, состоит в медленной потере костной ткани из-за диспропорций её ремоделирования. Остеобласты, работа которых показана на рисунке-схеме выше, не успевают компенсировать работу остеокластов. В результате этого костная ткань постепенно теряет кальций и становится хрупкой. Кости в течение 5–10 лет снижают прочность настолько, что возникает риск переломов при ушибах и падениях. Наиболее часто переломы происходят в тех костях, которые испытывают максимальные нагрузки и напряжения при нормальной активности человека. Это кости таза и бедра, коленные суставы, берцовая кость, позвонки, запястье и плечевой сустав. Особенно тяжёлым по последствиям является перелом шейки бедра, ведущий к высокой, до 20%, смертности и инвалидности.

(Остеопороз. Малая Медицинская Энциклопедия. Том 6, 1090-1092. Изд."Советская Энциклопедия", Москва, 1967).

В статистике переломов костей, связанных с остеопорозом, преобладают женщины, причём старше 50-ти лет. Это вызвано гормональными различиями между мужчинами и женщинами. В США давно обратили внимание на то, что переломы костей встречаются наиболее часто у белых женщин европейского происхождения. Для женщин чёрных рас остеопороз – это большая редкость. Это различие, как предполагается, связано с большей плотностью костей у людей чёрных рас.

По всем этим проблемам имеется обширная литература. Переломы костей требуют госпитализации и длительного лечения. Это упрощает регистрацию по странам. Всемирная организация здравоохранения ООН (ВОЗ) собирает статистику разных заболеваний не только по странам, но и по годам. В 1996 году на первом месте по переломам шейки бедра у женщин старше 50 лет оказывалась Германия (199 случаев на 100 000 человеко-лет), на последнем - Нигерия, всего один случай. В последующие годы картина менялась в сторону значительного увеличения числа переломов костей почти во всех странах мира. Остеопороз по частоте случаев и по экономической стоимости для систем здравоохранения вышел в настоящее время на первое место, обогнав онкологические заболевания и диабет-2. В 2015–2016 годах, по данным ВОЗ и «International Osteoporosis Foundation», в Германии число переломов бедра у этой категории женщин достигло 522 на 100 000 человеко-лет. На первое место вышла, однако, Дания с цифрой 853. Россия по этому показателю, с цифрой 249, находилась на последнем месте в Европе. Значительно возросло число переломов шейки бедра у пожилых женщин и в странах Азии, в Китае – до 97, в Индии – 159, в Японии – 266. В Африке Камерун и Нигерия, с минимальными цифрами 3 и 2, попрежнему были на последних местах. Однако в Кении частота заболеваний остеопорозом была значительно выше. Для объяснения различий частоты остеопороза у разных этнических групп западной и восточной Африки выдвигались разные теории. Обсуждать их здесь нет необходимости.

Группа американских геронтологов сделала предположение о том, что динамика заболеваний остеопорозом коррелирует с уровнем потребления животных белков, собрав по этому показателю данные по 33 странам.

(Frassetto L.A. et al. Worldwide incidence of hip fracture in elderly women: Relation to consumption of animal and vegetable food. Journal of Gerontology: Medical Sciences. Vol.55A, 585-592. 2000).

Украинские исследователи из Института геронтологии в Киеве предположили, что значительное увеличение заболеваний остеопорозом у женщин в ряде облстей Украины может быть связно с загрязнением территории радионуклидами после Чернобыльской аварии. В Киевской области, которая включает Чернобыльский район, остеопороз у пожилых женщин встречался в три раза чаще, чем в Черниговской или Львовской областях [6].

(Поворознюк В.В. Инволюционный остеопороз: Клиника, диагностика, профилактика и лечение. Проблемы старения и долголетия. Том 6, 218-238, 1996).

К факторам риска в разных исследованиях были отнесены конституция скелета, аллергия на лактозу молока (lactose intolerance), курение, избыточное потребление алкоголя и даже кофе. У женщин, которые принимали гормональные противозачаточные средства или практиковали гормонзаместительную терапию в период менопаузы, частота заболеваний остеопорозом заметно возрастала. Остеопороз развивался и у хронических больных, которым требовался длительный постельный режим.

КОСТИ И ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Основные причины нарастания пандемии остеопороза, прежде всего в экономически развитых странах с высоким уровнем жизни, стали достаточно очевидными в результате исследований тех изменений, которые происходят в организме человека при полётах в космос.

Продолжительные полёты в космос начались в 1973 году, когда три американских космонавта провели на орбите 84 дня. В 1977 году советские космонавты превзошли этот рекорд, проведя на орбите 99 дней. Сроки полётов удлинялись и вскоре достигли 175 дней.

Медицинские обследования космонавтов после полётов обнаруживали, что в условиях невесомости они теряли костную ткань в результате процесса, подобного остеопорозу. Скорость утраты костной ткани и кальция составляла около 1% в месяц. Это было в десять раз выше, чем у женщин при постменопаузальном остеопорозе и в сто раз быстрее, чем потеря костной ткани у мужчин при старении. В одном случае космонавт потерял 13% своей костной ткани за 175 дней. Быстрее всего происходила потеря кальция и коллагена в тазовой и в пяточной костях. Опыты на мышах и крысах, запускавшихся в космос на длительные сроки, показали, что невесомость не ускоряла резорбцию костной ткани остеокластами. Но почти прекращалась работа остеобластов. Их активность, как оказалось, регулируется реальными нагрузками на опорные кости. Эти клетки требуют гравитации.

Первые открытия привели к проведению сотен исследований, включавших изучение физиологических, биохимических и генетических изменений в космосе не только у мышей и крыс, но и у рыб, насекомых и других лабораторных животных. В космической медицине новый синдром получил обозначение "Spaceflight osteopenia". Потеря кальция костями сопровождалась увеличением концентрации ионов кальция в крови, что было риском для почек.

Природа и эволюция наделили человека сложным и совершенным скелетом, преднозначенным для прямостоячего передвижения ходьбой или бегом по пересечённой местности, а также для переноса тяжестей и сложных работ с разнообразными орудиями. Формирование, развитие и сохранение опорно-двигательной системы требуют постоянной тренировки и реальных нагрузок. Эксперименты показали, что тазовые кости и позвоночник лучше всего тренируются и укрепляются поднятием тяжестей и их переноской. Лёгкая гимнастика типа аэробики или йоги, а также плавание в бассейне, столь распространённые в городских "клубах здоровья", не оказывают на бёдра или позвоночник большого влияния.

По своей физиологической природе остеопороз – это не болезнь, а реакция организма на условия среды и активность человека. Риск остеопороза также предсказуем, как и риск ожирения. К этой же группе патологий относится и саркопения – атрофия мышц. Человек в своей эволюции утрачивал многие полезные приспособления, которые не использовались в жизни в течение многих поколений. В умеренном климате была утрачена способность образования меланина – пигмента, защищавшего кожу людей в Африке от ультрафиолетовых лучей. Была утрачена большая часть волосяного покрова – защиты от холода. Снизилась острота обоняния и слуха. Скелет человека очень пластичен. Тело человека требует реальной физической работы, нагрузок на кости и мышцы.

Между тем все тенденции технического прогресса с начала XX века лишали людей большинства физических усилий прошлых эпох.

Современным жителям в экономически развитых странах не приходится ходить далеко. Сразу у дома стоит автомобиль, а часто и два, с мягкими сидениями, снижающими нагрузку на таз и позвоночник. Лифты и эскалаторы избавляют людей от усилий подъёмов и спусков. Коляски лишают детей ходьбы, а матерей и отцов необходимости нести ребенка на руках. Покупки в супермаркетах собираются в коляску и затем погружаются в багажник автомобиля. В некоторых небольших американских городах уже нет и тротуаров, пешком здесь не ходят. Стиральные машины облегчили жизнь и женщин и мужчин. Значительную часть времени люди проводят у экранов телевизоров и компьютеров, сидя обычно в мягком кресле или на диване. Мягкие матрасы кроватей снизили действие силы тяжести на таз, бедро и плечо. Мягкие подушки создают "невесомость" для шейных позвонков. Кто сейчас работает пилой или топором? На производствах большая часть операций выполняется сидя, а не стоя. Экономическое развитие в первую очередь освобождает людей от преодоления силы тяжести. Сильные мышцы и прочные кости остались необходимыми главным образом профессиональным спортсменам. Массовый любительский спорт постепенно уходит в прошлое.

Во многих странах спорт в прошлом поощрялся в связи с их милитаризацией. Детей и подростков в СССР готовили по программам "Готов к труду и обороне"(ГТО). Дворы и бульвары зимой превращались в катки. Любительский массовый спорт, популярный ещё 50–60 лет назад, заметно сократился. В современных городах слишком тесно и свободные спортивные площадки, даже для детей, подвергаются застройкам или отводятся под стоянки для автомобилей. Спорт повсеместно переводится на коммерческую основу. В британских городах это обычно платные спортивные клубы, в России "Физкультурно-оздоровительные комплексы" (ФОК). Но для их постройки и эксплуатации нужны частные "инвесторы". Основная масса людей перешла в категорию зрителей спортивных состязаний.

Люди в экономически развитых странах сильно сократили объёмы физической активности, которые были обычными для населения этих стран в первой половине прошлого столетия. Соответственно, с этим появились и атрофические процессы в органах и тканях, созданных природой и отбором для преодоления силы тяжести. В эволюции животных есть много примеров, когда наземные млекопитающие, перейдя для своего обитания в водную среду, обеспечившую их невесомость, постепенно, в течение миллионов лет, утратили не только опорные кости, но и конечности. У китов, моржей, морских львов, тюленей и дельфинов остались лишь рудименты конечностей и тазовых костей. Но они смогли увеличить размеры своего тела, а в случае дельфинов – и размеры мозга, и развитие интеллекта.

ПРОФИЛАКТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ОСТЕОПОРОЗА И ДРУГИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ КОСТЕЙ. Изложенные материалы об обмене кальция и о влиянии образа жизни на костную ткань делают очевидным, что наиболее рациональной формой профилактики остеопороза могут быть лишь физические нагрузки на опорные кости скелета. Рекомендовать эту же стратегию для людей с уже развитым остеопорозом нельзя, так как в этом случае даже обычные прогулки приводят к возможным падениям, а падения, особенно при поворотах – к переломам костей. Во многих городах Англии, включая пригороды Лондона, прекратили регулярный ремонт тротуаров, выложенных цементными плитами, так как число пешеходов резко сократилось. Неровная поверхность тротуаров приводит теперь к относительно большему числу спотыканий и падений. Для людей всех возрастов именно падения, причем чаще всего в собственном доме или в квартире, являются главной причиной травматизма. Но частота переломов по отношению к числу падений растёт с возрастом. На второе место по травматизму в современном мире вышли автомобильные аварии. В недавнем прошлом проблемой были мотоциклы, которые сейчас стали редкостью, во всяком случае в столицах.

Полноценного обзора всех методов профилактики остеопороза я не планирую. Отмечу лишь некоторые. Оригинальный метод профилактики предложили в 2000 году учёные-геронтологи из лаборатории изучения костей Университета Орегона. Они испытывали разные модели утяжелённых жилетов для пожилых здоровых женщин и провели наблюдения и анализы на 30 добровольцах в течение 5 лет.

(Snow Ch.V. et al. Long-term excercise using weighted vests prevents hip bone loss in postmenopausal women. Journal of Gerontology. Medical Sciences. Vol.55A, M489-M491, 2000).

Ношение таких жилетов три дня в неделю и проведения с группой добровольцев различных упражнений действительно уменьшало потери костной ткани бёдер. Вес жилетов варьировал от 8 до 15 фунтов (3–6 кг). Уже через год исследователи смогли зафиксировать увеличение плотности костей бедра и коленных суставов.

Это и другие исследования привели к быстрому появлению особой отрасли медтехники по производству утяжелённых жилетов разных типов, весом от 5 до 30 кг, и для женщин и для мужчин всех возрастов и для тренировки спортсменов. Эти жилеты продаются и в обычных и в интернет-магазинах. В России "жилеты-утяжелители", отечественные и импортные, также продаются разными компаниями. Появились утяжелённые жилеты весом от 1,5 до 3 кг для детей. Изготовление и продажа таких жилетов в разных вариантах осуществляется также в Великобритании, в Японии, в Украине и в других странах. Лидирует по продажам всемогущий «Amazon».

Утяжелённые жилеты – это профилактика остеопороза, рекомендуемая для здоровых людей. Для людей с остеопорозом, который в начальных стадиях трудно диагносцируется, так как не имеет явных симптомов, дополнительные тяжести нецелесообразны. Им нужно ходить, приседать, подниматься по лестнице, выполнять физическую работу. Летом туризм и прогулки предпочтительнее пляжей и купаний. Ношение утяжелённых жилетов – это добровольная практика, поощряемая рекламой, а не результат рекомендаций лечащих врачей.

В медицинской практике для профилактики и лечения начальных стадий остеопороза применялись различные методы с разной степенью успеха. C 1960-х и до 2000 года почти 40% всех женщин в США и в Великобритании старше 45 лет использовали гормонозаместительную терапию (Hormone replacement therapy – HRT), капсулы со смесью нескольких форм эстрогенов и с добавлением прогестероновых гормонов. Отношение к гормонозаместительной терапии резко изменилось после 2002 года, когда Национальный институт здоровья США опубликовал результаты обширных и многолетних наблюдений, которые показывли, что HRT, улучшая статистику переломов, заметно увеличивал частоту рака груди, инфарктов и инсультов. Число желающих испытывать на себе эту терапию стало быстро снижатья.

(Rossouw R.D. et al. Risks and benefits of estrogen plus progestin in healthy postmenopausal women. Journal of American Medical Association. Vol.288, 321-333, 2006).

Однако к этому времени для обеспечения гормональной терапии миллионов женщин уже существовала большая производственная база и сеть медицинских учреждений, рассчитанных на сроки применения гормонозамещения в течение 10–15 лет. Быстро исчезнуть в результате новых данных эта система не могла. Врачи стали рекомендовать гормонозамещение не на 10–15, а на 5 лет. Однако число женщин, желающих проходить даже сокращённый курс HRT, сильно уменьшилось. Для продолжавших применять гормонозамещение возникла необходимость регулярных онкологических обследований.

В последующие годы, в связи с расширением ареалов остеопороза и ростом частоты переломов костей, стали распространяться попытки предупреждения и лечения болезней костей с помощью дополнительных доз кальция в комбинации с витамином D, чтобы обеспечить поступление ионов кальция в кровь. Внедрение этой практики не было результатом долгосрочных клинических исследований. Этим занималась в основном индустрия биологически активных добавок, БАДов, работу которой я уже рассматривал в 4-ой главе. Кальций и витамины не входили в списки рецептурных лекарств, требующих лицензирования национальными службами здравоохранения. Листовки с рекламами витаминно-кальциевых препаратов распространялись в супермаркетах, в магазинах здоровья, по почте и в интернете.

В России наибольшее распространение получил препарат "Альфадол-Са", смесь карбоната кальция и активной формы синтетического витамина D, альфакальцидола. Каждая капсула содержит 500 мг карбоната кальция, выделяемого из морских ракушек и 0.25 мг альфакальцидола. В США и в других западных странах появились десятки разнообразных комбинаций кальция и витамина D. Краткосрочные наблюдения давали положительные результаты. Однако, как я писал в начале этой главы, поступление дополнительного кальция в кровь создаёт проблемы с его выделением почками. Клинические испытания, проводившиеся в США в течение семи лет с участием 36 282 женщин в возрасте от 50 до 76 лет, показали, что дополнительный кальций с витамином D (1000 мг карбоната кальция и 400 IU витамина) увеличивал плотность костей бедра и снижал риск его переломов на 12%. Но одновременно возрастал на 17% риск образвания почечных камней.

(Jackson R.D. et al. Calcium plus vitamin D supplementation and the risk of fractures. The New England Journal of Medicine. Vol.354, 669-683. 2006).

Авторы этого многолетнего исследования воздержались от практических рекомендаций. Была начата новая серия исследований с более сложными комбинациями и с применением натуральных источников витамина D – рыбьего жира.

В недавно опубликованных обобщённых результатах нескольких исследований, проведённых в разных странах в течение четырёх лет с участием 12 000 женщин и мужчин пожилого возраста, получавших препараты кальция разных компаний, был сделан вывод, что дополнительный кальций, увеличивая плотность костной ткани, одновременно приводил к 30% росту инфарктов миокарда. Авторы осторожно высказываются, что пациентов с остеопорозом "не следует лечить добавками препаратов кальция или кальция с витамином D. Необходим пересмотр роли добавок кальция".

(Bolland V.J. et al. Effect of calcium supplements on risk of myocardial infarction and cardiovascular events: meta-analysis. British Medical Journal. Vol.341, 289-292, 2010).

Объективности и эффективности рекомендаций безусловно препятствует тот факт, что производство кальций-витаминных препаратов стало достаточно обширной отраслью индустрии биологически активных добавок к диете, приносящей большие прибыли. Люди продолжают доверять рекламе. В медицинской химии давно известно, что потребности организма в минеральных элементах значительно лучше обеспечиваются, когда эти элеметы, такие как кальций, магний, медь, марганец, железо, цинк, бор и другие, поступают как составные части пищевых продуктов диеты, а не в форме таблеток или капсул. Содержание кальция и витамина D в одной капсуле Альфадола-Са соответствует 50 г твёрдых сыров, двум стаканам молока, или обычному для дневного рациона количеству хлеба. Как составные компоненты диеты эти элементы поступают в кровь в течение дня более равномерно. Одна пицца соответствует по кальцию таблетке альфадола. Тем не менее обширный рынок биоактивных добавок к диете продолжает пополняться препаратами кальция из разных источников и в разных смесях. Кроме карбоната кальция, относительно безвредного природного соединения, всасывание которого в кишечнике контролируется гормональной системой, на мировой рынок БАДов выходят глюконаты, цитраты и лактаты кальция, которые легче проникают в кровь из кишечника и более опасны, создавая риск атеросклероза, камней почек и желчного пузыря. По сообщениям общей прессы, в 2017 году около 40% взрослого населения США принимало БАДы с кальцием, затрачивая на это миллиарды долларов. Но, одновременно, росло число диагнозов остеопороза и частота переломов шейки бедра. Здесь к месту вспомнить выражение из романа "Двенадцать стульев" Ильфа и Петрова; "Спасение утопающих – дело рук самих утопающих".

Лучшим профилактическим средством от остеопороза является самое простое – физическая активность. Здоровье костей требует гравитацию – это пока единственный фактор стимулирующий остеобласты. Заменить гравитацию таблетками, наверное, невозможно. Существует немало других проблем для здоровья костной ткани. Наиболее известными и распространёнными являются разнообразные артриты, затрагивающие главным образом коленные и локтевые суставы. Это реальные заболевания и патологии, несвязанные напрямую с проблемами питания и старения. Это область медицины, которую я, как биохимик, а не медик, не рассматриваю. Однако, одна из таких патологий – коленный остеоартрит у женщин, которые предпочитают ходить на высоких каблуках, легко предотвратима. Высокие каблуки смещают центр тяжести в стопе, в голеностопном и в коленном суставах и это перемещает равномерную нагрузку не только в этих, но и в тазобёдренных суставах. Первое исследование этой проблемы, проведённое в одном из госпиталей Бостона в 1998 году, было подтверждено в большом числе других наблюдений в разных странах. Высокие каблуки увеличивают также и частоту падений.

(Kerrigan D.C. et al. Knee osteoarthritis and high-heeled shoes. Lancet, Vol. 351, 1399-1401, 1998).

Помощь для Joomla.