12 апреля 1961 года. Юрий Гагарин в этот день

Юрий Гагарин в своей книге «Дорога в космос» писал о тех, кто первым встретил его 12 апреля 1961 года: «Ступив на твёрдую почву, я увидел женщину с девчонкой и стоявшего возле них пятнистого телёнка, с любопытством наблюдавших за мной. Это была жена лесника Анна Акимовна Тахтарова со своей внучкой Ритой».

 

Книга Гагарина вышла в свет осенью 1961 года. Я узнал об Анне Акимовне и её внучке гораздо раньше. Буквально на следующий день после приземления космонавта, 13 апреля 1961 года, мой коллега, собственный корреспондент саратовской областной газеты Николай Лобков (он работал в городе Энгельсе и близлежащих сёлах), сфотографировал бабушку и внучку. Свой снимок (точнее, копию) подарил мне в тот же апрельский день. С той поры я стал следить за судьбой Анны Акимовны и Риты.

Поведаю о том, что удалось выяснить. Анна Акимовна Тахтарова изначально была совсем не Анна. И Рита – не Рита. Их имена, полученные от рождения – Анихаят и Румия. Но имена эти переделали на русский лад. Анихаят стала Анной, Румия – Ритой. Особый интерес представляет рассказ Риты о встрече с Гагариным после его приземления.

«Хотя я была совсем маленькой – мне было пять лет, этот день мне хорошо запомнился. Тогда мы с бабушкой и дедушкой жили в деревянном домике неподалёку от деревни Смеловки. Дедушка – лесник. В тот день бабушка разбудила меня пораньше: «Румия! Посмотри, какое солнышко на небе, потеплело. Идём сажать картошку!» Она взяла ведёрко с картошкой, сумку с хлебом и банкой молока. Я надела лёгкое платьице. Бабушка лопатой делала лунки, а я бросала картошку. Я была неспокойная, вертлявая. Обернулась. Глянула на небо – оттуда спускаются два больших красных шара. Что эти шары – парашюты, я не знала. На одном шаре спускался человек. Как он приземлился, я не разглядела. Увидела, как он уже идёт по земле. Бабушка заругала меня: «Румия! Ты что вертишься? И долго я тебя буду ждать? Почему не бросаешь картошку? Мне одной неловко». Бабушка говорила на нашем родном, татарском языке. И я ей сказала по-татарски: «Бабушка, смотри, смотри! Человек идёт! Прямо к нам!». Бабушка подняла голову, развела руками, насторожилась. Мы медленно пошли к незнакомцу. Человек был одет во что-то оранжевое. Бабушка испугалась. начала молиться, причитать. Мне стало не по себе. Я вся задрожала. Раз бабушка молится – значит, случилось что-то страшное. Мы обе застыли как окаменелые. Потом вместе бросились бежать. Откуда ни возьмись, появилась Звёздочка – так звали телёночка, принадлежавшего другу дедушки. 3вёздочку, видимо, привлёк ярко-оранжевый цвет одежды незнакомца. Не успели мы немного отбежать, как вдруг услышали:

- Стойте, товарищи, свои!

Я бабушке: «Он по-русски говорит». Слово «свои» нас успокоило. И я, и бабушка остановились, Пошли к этому человеку. Он чуть сдвинул с головы какой-то шлем, и мы увидели его лицо. Он улыбался. Улыбка добрая, приятная.

- Ты откуда такой? – спросила бабушка.

- С корабля.

- Что ты врёшь! Нет у нас никаких кораблей. Реки же и поблизости нет.

- Я прилетел с неба.

Потом бабушка спросила:

- Может, покажешь свой корабль?

- Идёмте!

Они быстро вернулись. Бабушка совсем успокоилась. Сказала мне: «Внученька. давай гостя напоим молочком». Но не успела налить молока, как набежали колхозники».

Кто они, счастливчики, которым вслед за Анной Акимовной и её внучкой довелось увидеть колумба космоса? Это колхозники артели имени Шевченко из села Узморье Энгельсского района. Вот их имена: И. Руденко. В. Козаченко, Я. Лысенко, А. Верёвка. Иван Руденко – учётчик тракторной бригады. Остальные – механизаторы.

 

Вот что позднее вспоминал Иван Руденко: «11 апреля 1961 года мы закончили сеять ячмень. В ночь на 12 апреля стали сеять пшеницу. К утру, вернувшись после ночной смены в избу, что на хуторе нашей бригады, включили приёмник. Услышали голос Левитана. Диктор заявил, что в космосе наш. советский человек. Конечно, мы обрадовались. Усталость как рукой сняло. Забыв всё на свете, мы заслушались... Диктор: «Космонавт пролетает над Африкой, над Америкой, над Австралией». Воспользовавшись паузой, тракторист Яков Лысенко на минутку вышел из избы,

чтобы умыться. И вдруг слышим, кричит:

- Хлопцы, лытыть щось такэ!

Мы разом высыпали во двор. Глядим – в стороне от нашего родного села опускается на парашюте что-то неизвестное, круглое. Тут машина подъехала, семеновоз. Мы к шоферу: «Поедем! Быстрей!» Но он наотрез отказался: «Не такое сейчас время, чтобы разъезжать туда-сюда», Ну, мы сами побежали. Увидели: идёт человек в оранжевом костюме. С ним бабушка и внучка. У нас даже мысли не было, что это и есть Юрий Гагарин, про которого говорил Левитан по радио. Да мы и предположить не могли, что он здесь у нас приземлится. Он подошёл ко мне. Лицо его усталое, но радостное. Сказал: «Я – Гагарин. Космонавт. Гражданин Советского Союза». Руку мне подал. Я так разволновался, что не поздравил космонавта. Только произнёс: «А я Иван Кузьмич». За мной стоял бригадир, Василий Иванович Казаченко. Он от волнения слова не мог вымолвить.

Гагарин спросил: «Как вы сюда попали?»

Кто-то из нас ответил, что «мы здесь сеем».

- Сеете – это хорошо, – заметил космонавт.

Тут подъехали военные и окружили Юрия Алексеевича».

 

НЕСКУЧНАЯ ХРОНИКА

Генерал-майор Демьян Смилевец, который позже, чем Рита с бабушкой, но также 12 апреля 1961 года встречался с Юрием Гагариным, составил хронику пребывания первого космонавта на энгельсской земле.

Известно, что хроника – жанр скучный. Это документ, фиксирующий события, факты. Спокойное, бесстрастное изложение. Что было, то было. Но хроника Демьяна Смилевца – необычная. Читается с упоением. с огромным интересом, как увлекательный, занимательный детектив. Я, например, прочитав её, стал перечитывать опять. Это историческая хроника. Её место – в музее.

В кратком предисловии её автор замечает: «Будучи участником встречи с Гагариным на Энгельсском аэродроме, я попытался осветить события того дня последовательно, не претендуя на абсолютную точность».

Далее автор излагает: «12 апреля 1961 года. 9 часов 07 минут. Космодром Байконур. Старт ракеты-носителя с кораблём «Восток-1», на борту которого космонавт Юрий Гагарин. В момент старта космонавт восторженно воскликнул: «Поехали». Эти слова впоследствии обошли весь мир и стали символом освоения человеком космического пространства. Корабль вышел на космическую орбиту. Состояние невесомости наступило через 11 минут после старта.

9.52 Корабль находился над Америкой.

10.02 Первое сообщение московского радио о полёте человека в космос.

10.15 «Восток-1» над Африкой.

10.25 Начало автоматического торможения корабля и вхождение его в атмосферу. Переход от невесомости к перегрузкам.

10.55 На высоте 8 километров автоматически сработала тормозная парашютная система, и корабль продолжал снижаться на грузовом парашюте. На высоте 7 километров Гагарин катапультировался из корабля на парашюте. В то же время обзорный радиолокатор

радиотехнического пункта наведения на Энгельсском аэродроме зафиксировал цель в юго-западном направлении на высоте 8 километров и удалении 33 километра. Цель на высоте 7 километров разделилась на две цели. Это означало, что космонавт катапультировался из корабля и приземлился на парашюте. Цели отслеживались локаторами до земли. Состав пункта наведения: начальник пункта – подполковник П. Чемоданов, штурман – майор М. Тепляков, начальник РЛС – офицер Н. Астраханцев, начальник кинотеодолитной станции – капитан Г. Братановский. Чуть позже к месту приземления отправился на вездеходе командир ракетного дивизиона майор А. Гассиев из села Подгорное».

На этом я прерву хронику Смилевца.

 

«УТЕРЛИ НОС АМЕРИКЕ»

Из воспоминаний Ахмеда Гассиева: «Подъехав к пригорку. мы увидели космонавта в окружении колхозников-трактористов. Он был в скафандре оранжевого цвета, в белом открытом гермошлеме с крупными буквами на нём: «СССР». Заметив нас, пошёл навстречу. Подойдя, чётко, по-военному представился. Мы обнялись и поцеловались. При этом поцелуе у меня произошёл небольшой конфуз. Я зацепился подбородком за замок гермошлема и поцарапался до крови. «Видимо,

конструкция гермошлема не для поцелуев», – подумал я.

Я спросил Гагарина, что нужно делать. Он сразу же ответил: нужно добраться до ближайшего телефона. Я сказал, что можем поговорить из подразделения».

Пока ехали, между Гассиевым и Г агариным состоялся диалог:

- Сколько лет? Как самочувствие?

- Двадцать семь. Не беспокойся. Чувствую себя хорошо. Взлёт, полёт, всё нормально. Плохо только на посадке было.

- Семейный ты?

- Да, – ответил Гагарин.

- 0сознал, что совершил?

- Пока нет.

- Утёрли нос Америке?

- Не говори. Здорово утёрли.

Ахмед Гассиев: «Я взял у Гагарина автограф. Под рукой у меня ничего не оказалось, и я попросил его расписаться на партбилете, там, где ставятся отметки об уплате членских взносов. Позднее. при замене партбилета в 1976 году, мне сохранили гагаринский автограф. Гагарин расписался

шариковой ручкой. Он мигом расписался. Улыбнулся: «А здесь можно?». Я сказал: «Вот здесь и нужно. Подвиг твой соответствует партийному билету». Это был первый автограф, который Гагарин дал как космонавт».

А это из рассказа саратовца Владислава Каца, одного из биографов Гагарина:

«Первые фотоснимки, причём любительские, были сделаны в селе Подгорном на территории зенитно-ракетного дивизиона. Там, несмотря на категорический запрет фотографироваться с кем бы то ни было, снято несколько сюжетов, в том числе групповой снимок: Гагарин с личным составом части и с ребятишками, детьми офицеров и сверхсрочников. Правда. вскоре в часть прибыли представители органов и засветили фотоплёнки, решив, что выполняют задание государственной важности. Однако местные любители их опередили, успев напечатать несколько снимков».

Этот рассказ дополняет Ахмед Гассиев: «Когда мы фотографировались, солдаты пытались «качнуть» Гагарина, Я не разрешал. Этот момент тоже запечатлён на снимке: я держу Гагарина за руку, не разрешаю его трогать».

 

Теперь снова вернёмся к хронике Смилевца:

«11.15 Гассиев доставил Гагарина на вездеходе в свой дивизион и обеспечил ему телефонную связь с городом Куйбышевым для доклада. Рапорт Гагарина в Куйбышеве принял командир дивизии ПВО генерал-майор авиации Ю. Вовк. Космонавт доложил: «Прошу передать

главкому ВВС: задачу выполнил, приземлился, чувствую себя хорошо, ушибов и поломок нет. Гагарин».

После доклада по телефону состоялось фотографирование с личным составом дивизиона и членами семей военнослужащих. Были сделаны первые фотографии Гагарина после возвращения на Землю.

11.20 Эвакуация Гагарина из ракетного дивизиона. Поисковая группа, прибывшая на место приземления, обнаружила там только корабль и два парашюта. Присутствующая там охрана корабля посоветовала искать космонавта в селе Подгорном в ракетном дивизионе. Через

несколько минут встреча состоялась. Опять приветствия, объятия, крепкие рукопожатия. Гагарин и Гассиев, прощаясь, обменялись сувенирами. У Гассиева остался тюбик с космической едой, у Гагарина – военная фуражка.

11.25 Гагарина пригласили на вертолёт, который взял курс на Энгельсский аэродром. С вертолёта ушла информация: «Космонавт взят на борт. Следую на аэродром».

11.50 Вертолёт опустился на Энгельсский аэродром. Открылась дверь кабины, и Гагарин по трапу сошёл на бетонное поле. Здесь огромная толпа из лётно-технического состава аэродрома и жителей Лётного городка устроила герою восторженную встречу. Издали доносились звуки военного оркестра, который играл бравурные марши. У трапа вертолёта космонавта встречали командир авиасоединения генерал-майор авиации А.В. Евграфов с офицерами штаба. Тут же Гагарину была вручена поздравительная телеграмма от советского правительства.

12.15 Я впервые увидел Гагарина. Я наблюдал за ним в течение почти трёх часов до его отлёта в Куйбышев. Позволю себе дать краткое описание его внешности и свои впечатления. Признаться, ещё два часа тому назад я представлял себе нашего космонавта этаким русским богатырём высокого роста. И каково же было мое удивление, когда я увидел его вблизи: простой русский парень среднего роста с открытым лицом и доброй, обаятельной улыбкой. Походка лёгкая, неторопливая. Стройный, подтянутый. Одет в комбинезон, на ногах – высоко зашнурованные спортивные ботинки. Волосы светлые, слегка волнистые. Однако чувствовалось, что перегрузки не прошли даром: его лицо было желтоватого цвета. Но он держался молодцом. Сначала Гагарина легковым автомобилем отправили на ДКП – диспетчерский командный пункт аэродрома. Затем в штаб начальника Энгельсского гарнизона в Лётном городке. Туда прибыли первый секретарь Саратовского обкома КПСС А.И. Шибаев, первый секретарь Энгельсского горкома партии В. Трофимов, другие должностные лица. Снова взаимные приветствия, объятия, расспросы о здоровье, самочувствии. Прибыла группа поиска из Байконура на двух самолётах ИЛ-18 и АН-10 под командованием заместителя главкома ВВС генерала авиации Ф. Агальцова. В её составе – специалисты, которые готовили и отправляли космонавта в полёт, а также кинооператоры и корреспонденты центральных газет, спортивный комиссар, врач. Гагарин оказался в центре всеобщего внимания. Он охотно общался, фотографировался, давал интервью, отвечал по телефону. Держался свободно, непринуждённо. Чувствовалось, что он был рад благополучному завершению полёта. Состоялся разговор по телефону с руководителями партии и правительства, министром обороны и главкомом ВВС. Несколько позже Гагарин позвонил в Звёздный городок, на свою квартиру. Поговорил с женой Валентиной Ивановной, после чего заметно повеселел. Дал интервью корреспонденту «Правды», выразительно прочёл текст поздравительной телеграммы правительства, который записали на плёнку. Вокруг космонавта деловой шум и суета. Оживлённый разговор. Корреспонденты центральных газет, кинооператоры снимали, записывали, фотографировали космонавта. Стрекотала камера, щёлкали фотоаппараты. Специалисты с космодрома обращались к Гагарину с вопросами о том, как работали в полёте аппаратура, автоматика, система жизнеобеспечения. Гагарину часто звонили из Куйбышева, торопили быстрее вылететь к ним. Перед отъездом Гагарина у многих провожающих была возможность сфотографироваться с ним.

 

15.25 Гагарин отправился в Куйбышев самолётом ИЛ-14. В полёте его сопровождали спортивный комиссар и врач. Итоговое время пребывания Юрия Алексеевича на энгельсской земле – 4 часа 25 минут. Кому посчастливилось в тот апрельский день 61-го года оказаться рядом с Космонавтом М9 1, навсегда сохранили его светлый образ».

В публикуемой хронике сказано, что вскоре после приземления Гагарин охотно давал интервью корреспондентам. Передо мной – «Правда» за 13 апреля 1961 года. В интервью космонавт отдаёт должное тем, кому он обязан, кто обеспечил его полёт: «Моя первая благодарность нашим учёным, инженерам, рабочим, нашему народу, сумевшим подготовить подвиг всемирного значения. Вся наша техника сейчас способна выводить человека в космос».

 

Юлий Песиков

 

***

 

Автор этой брошюры Юлий Песиков – ровесник Гагарина, ветеран печати. Песиков стал собирать материалы о Юрии Алексеевиче с памятного апрельского дня 1961 года. Сохранил много фактов, документов, воспоминаний. Беседовал с теми, кто встретил космонавта после его приземления. В предлагаемой брошюре опубликованы фотографии, сделанные именно 12 апреля 1961 года. Среди них – редчайшие, уникальные. Каждый снимок – достояние истории, а уж эти представляют огромный интерес.

Яков Погорелов, член Союза журналистов России.

 

В редакцию «Земского обозрения» материалы по просьбе Юлия Песикова направил  Михаил Сергеев, член Союза журналистов России

Помощь для Joomla.