Антирусский заряд молодёжи – заслуга не Навального, а правящего режима

 

Чтобы знать: провалился ли Навальный в Саратове 1 декабря 2017 года или обрёл успех, надо знать о цели – его и супротивников. Свою цель Алексей сегодня назвал: «Мне важен каждый голос, если убедил хотя бы одного…». Достиг, судя по отзывам моих соседей в толпе. О цели правящего режима мне не докладывали, потому гадаю. Бытует конспирологическая версия: «навальный» – якобы проект володинский, взамен ему кириенков двинул проект «собчак». Неведомо мне, но если так, то кириенковские сегодня явно в проигрыше.  

 

 

Вот, прислали анонимную информацию с адреса пресс-службы городской администрации (отсутствие подписи говорит о многом):

«В сквере героев Краснодона проходит несанкционированная встреча Алексея Навального с жителями Саратова. Официального уведомления о проведении акции в администрацию города он не подал. Алексей Навальный вместе со сторонниками вторгся в сквер во время проведения памятного мероприятия, посвящённого Дню неизвестного солдата. На встрече собралось порядка 400 человек. Навальный пытается общаться с горожанами с детской горки, на которую он взобрался.  Толпа реагирует на его слова криками. В числе участников в большинстве своём молодёжь, которую Навальный своими лозунгами откровенно вводит в заблуждение».

Из этой анонимной, но как бы официальной позиции администрации города Саратова во главе с Михаилом Исаевым (кстати, показательно и осторожно отмолчалась администрация Саратовской области – не при делах, на всякий случай)  следует:

1.Юридическая оценка встречи как «несанкционированной». Здесь важно не столько привычное игнорирование ельцинской конституции, сколько игнорирование радаевского постановления от 18 июля (в бытность его В.Р.И.О. губернатора), которым сквер «Героев Краснодона» отнесён к местам, где горожане могут без согласования проводить акции численностью до ста человек. Радаевская юридическая норма, как и любая иная, может как любое дышло повёрнуто в любую сторону, но странно её полное, без оговорок, игнорирование.

2. «Навальный …вторгся». Любопытный глагол. Напоминает монголо-татар в 14-ом веке. Такая орда, которой милиционеры (в широком смысле слова: МВД, ФСБ, МЧС, РГ и прочие буквы в совокупности много раз превосходящие армию защитники правящего режима) малосильны… Или, немецкий юноша Руст на самолётике приземлившийся на Красную площадь…

3. «…вторгся в сквер во время проведения памятного мероприятия, посвящённого Дню неизвестного солдата». О существовании этого «дня» широкой саратовской общественности до сего дня не было известно – я спрашивал. А самое главное, день-то этот наступит лишь 3 декабря – послезавтра.

4. «На встрече собралось порядка 400 человек» – ну, обычное враньё.

5. «Навальный пытается общаться с горожанами с детской горки, на которую он взобрался.  Толпа реагирует на его слова криками». Почему – «пытается»? Нет же, реально общается с детской горки. И толпа (я не отношу слово «толпа» к оскорбительным) да, реагирует на его слова криками – но, к моему сожалению, исключительно одобрительными.

6. «В числе участников в большинстве своём молодёжь», – факт, который коррупционеры должны бы всячески скрывать. Будущего у воровской власти нет, а она на этом факте заостряет внимание. Странные люди…

7. «…молодёжь, которую Навальный своими лозунгами откровенно вводит в заблуждение». Просто политическая позиция. Все лозунги равно лживы и равно истинны, потому что по определению, лозунг есть идея и требование – призыв к лучшему. Лозунги Навального (повысить зарплату, посадить воров, дать высокооплачиваемую работу молодёжи и подобные) ничем не отличаются от лозунгов его оппонентов.  

А вот как увидел митинг Сергей Перепечёнов:

«В первый день декабря в Саратове с успехом прошёл митинг сторонников Алексея Навального. В нём участвовало, на мой взгляд, около 3 тысяч горожан, среди которых было много старшеклассников и студенческой молодёжи. Они пришли в сквер краснодонцев, несмотря на чинимые со стороны чиновников от образования угроз. Большой город Саратов, но ни разу не находится ни одной площадки для встреч лидеров оппозиции со своими сторонниками – то их благоустраивают именно в этот же день и время, то на них же вдруг пожелали выступать с песнями и танцами бесконечно радующиеся жизни или чем-то озабоченные люди. Вот и в день приезда Алексея Навального в наш город, площадка оказалась занятой патриотически настроенными сателлитами Единой России – им срочно потребовалось отметить День неизвестного солдата. Именно, здесь в сквере у «Эконома»... Можно не сомневаться, что если бы штабисты Навального решили провести своё мероприятие, допустим, на городском пляже, то и здесь в тот же час устроили бы массовое загорание моржей с заплывами... Тем не менее, весьма бесконфликтно сквер поделили – «патриоты» остались у памятника краснодонцам, оппозиционеры расположились в ближней к улице Радищева части... Полицейских было много, но каких-либо инцидентов я не заметил».

К мнению Сергея Ивановича у меня лишь одно замечание: думаю, всё же меньше 3-х тысяч человек.

А теперь – моё видение.

Я пришёл по двум причинам: во-первых, за любую акцию против гнилого (это слово из словаря по понятиям) правящего режима, и во-вторых, из любопытства.

Пришёл к 18.00 через ментовскую рамку, в сквере гуляют многие. Заборчик сквера окраплён двойной пластиковой лентой, все проходы между домами в сквер перекрыты железными заграждениями и парными милицейскими постами. Пришли мы к 2-м полевым кухням – чай раздавали бесплатно, над мужиками в цигейковых шапках непонятный флаг, за толпой песни поют. Поскольку я к идеям Навального (как и к практике Путина) отношусь негативно, мне стало противно. «Из-за приезда московского либерала опошлили всё», – подумал я. Ладно, сами опозорились – мне безразлична репутация организаторов концерта, но, я реально выругался внутри себя: вот эти мемориальные вещи из каких-то музеев, вот эти трогательные песни, всё это в защиту одного либерала от другого либерала?! Омерзительно, на мой взгляд. Это в адрес Сергея Климентьевича шпилька.

Ладно, стоим. Я злюсь и покуриваю. Опа, смотрю – по аллее к центру сквера движутся плотная группа людей в свете осветительных приборов видеокамер. А музыка продолжает играть. Скандируют «На-валь-ный!». Музыка закончилась, но тут же включается новая мелодия. (Я сам не видел, но сам Навальный позже сказал, что в данный момент ведущим выступил некий офицер полиции – верю, очень по стилю похоже). Опять немного поскандировали: «На-валь-ный!», но не очень энергично, потому что Навальный вернулся по скверу в сторону улицы Радищева. В вечерней зимней темноте сопровождающие его осветительные приборы видеокамер были очень заметны, хотя его самого за толпой я не видел. Очень быстро пакостники с 2-мя полевыми кухнями и концертом остались в одиночестве – весь народ переместился в соседний квартал. Железные заграждения подвинули, потому что иначе была бы давка. Там, через Соборную улицу, кстати пришлась детская площадка, на лесенку которой взобрался Алексей (и потом не раз обыгрывал это обстоятельство в речи). Я поднялся на ту же горку сзади и чуть правее Навального, оттуда было прекрасно видно. Вокруг меня столпилась школота. Один мальчик с гордостью рассказал о побеге из школы, где остальных заперли и не выпускали на митинг. Остальные селфились. Навальный обещал поднять среднюю зарплату, посадить воров, покончить с нищетой и с коррупцией. От ответа на вопрос о Крыме уклонился, дескать, сложный вопрос на десятилетия. В остальном вёл обычные речи. В общем, грамотно заводил народ. Быстро я заскучал, спустился с детской горки и, поздоровавшись со Свешниковым, вместе с друзьями мы покинули мероприятие.

А теперь – моё мнение.

Думаю, что Навальный – такой же враг русских, как и Путин. Они оба выступают за глобализацию на английском языке по американскому образцу. У Навального нет идей, отличных от путинских и медведевских. Навальный обязуется проводить в жизнь ельцинско-путинские планы, только ещё более энергично. Разница в том, что один обещает посадить в тюрьму другого. С высокой точки зрения создателей мировых смыслов, разница между Путиным и Навальным ничтожна. Они оба отказались от собственного видения, от исполнения миссии русского народа, и потому обречены в истории на ничтожество.

Мне осталось лишь оценить саратовские власти. Ничего нового. Как обычно, результат их не интересует. В смысле, не интересует реальное положение дел, их воздействие на него. Их интересует лишь процесс, о котором можно отчитаться начальству. Все участники процесса молодцы: милиционеры караулили, толстые ребята в форме спели песни на разогреве (как начинающая рок-группа перед концертом «звезды») и напоили сторонников Навального чаем, фээсбешники всё отследили, количество человеко-суток арестованных в норме, – есть чем отчитаться перед Москвой. Ордена – в студию!

А в реальности оглушительный идейный провал. Пока патриоты и русские националисты сидят по  зонам или изгнаны за рубеж, ещё полторы тысячи саратовцев получили заряд либерального вируса. Какие полторы?! Десятки тысяч школьников, запертых в стенах под глупым предлогом «Скажем ВИЧ – нет, скажем гонорее – да», были вынуждены самоопределиться. В день так называемого голосования весной 2018 года их голоса не сыграют, но антирусский и антипатриотичный заряд им дали. «Если жулики и воры – это патриотизм, то мы нигилисты», мысль эта не высказана, но, как и в 1917 году, рано или поздно проявится.

 

Игорь Сухарев, фотографии Сергея Перепечёнова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Помощь для Joomla.